Золотарёвы

0
(0)

Золотаревы — старинные русские дворянские роды.Золотаревы
История первого рода этой фамилии ведёт своё начало от Степана Золотарева, испомещенного в 1647 году. Губернским дворянским депутатским собранием этот род Золотарёвых был внесён в VI часть дворянской родословной книги Курской губернии России.
Потомство родоначальника другого рода Золотаревых было жаловано поместьями в 1692 и других годах. Второй род этой фамилии был внесён в VI часть родословной книги Пензенской губернии Российской империи].
Оба рода были утверждёны Герольдией Правительствующего Сената в древнем (столбовом) дворянстве.
Гербы рода были записаны в Части III и VIII Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, страницы 106 и 90 соответственно[2].

Золотаревы — россйие дворянский род. Потомство Золотарева, жалованные поместьями в 1692 . Этот род Золотаревых внесен в VI часть родословной книги. Пензенской губернии.

Золотаревы гербГерб Золоторёвых: Щит разделён горизонтально на две части, из коих в верхней в голубом поле изображён золотой крест. В нижней части в красном поле серебряный меч, остроконечием обращённый вверх и провздет в кольцо золотого ключа, которые диагонально означены с нижних углов. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нём короною и тремя страусовыми перьями.Намёт на щит красный, подложенный золотом.

Герб рода Золотаревых внесен в Часть 3 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 106

«Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской Империи»

Дорофей Ермолаевич Золотарёв (упоминается с 1664 – с кон. 1723) – позолотчик (золотарь) «съ товарищи», позолотивших иконостас Смоленского собора Новодевичьего монастыря на Москве, 1683-1686. В «Боярских списках XVIII века», упомянуты:

1) Золотарёв Дорофей Ермолаевич (Дорофеи Ермолаевъ сынъ Золотарёвъ);

2) Золотарёв Никита Ермолаевич (Микита Ермолаевъ сынъ Золотарёвъ);

От Золотарёва Дорофея Ермолаевича и сына его Фёдора Дорофеевича (служил в Преображенском полку, в Пензенской канцелярии, был воеводой в Мокшане) – ведут свой происхождение пензенские дворяне Золотарёвы.

В общем, «золотарь (позолотчик)» Золотарёв Дорофей Ермолаевич и «родоначальник пензенских дворян» Дорофеи Ермолаевъ сынъ Золотаревъ – это один и тот же персонаж истории Российской есть.

Алексеей Федорович Золотарёв — канцелярист Пензенской провинциальной конторы. В конце 17 века им была основана Золотаревка, в 25 км от Пензы, как помещичья деревня на месте древних поселений . В 1785 году показано за помещиками Дмитрием Васильевичем , Татьяной Васильевной и Натальей Васильевной Золотарёвыми, за ними 118 ревизских душ.Золотаревы

Софья Александровна Золотарёва — штабс-ротмистрша, помещица в деревне Шевырёвка .(ГАСО Ф.22. О.1. Д.1123.)
Василий Алексеевич Золотарёв в 1785 г. владел землями и крепостными крестьянами в Пензенском округе.

Дмитрий Васильевич Золотарёв(1774- ?), его сын, служил в лейб-гвардии Семеновском полку. После Отечественной войны 1812-1814 гг. награжден бронзовой медалью на Владимирской ленте. Выйдя в отставку, основал в 1815 г. на р. Ардым в с. Золотарёвка Пензенского уезда суконную фабрику, откуда ежегодно на нужды армии отправлялось до 60 тысяч аршин мундирных сукон. Жена : Екатерина Алексеевна Бекетова. В 1832 г. передает имение детям — Сергею, Павлу, Анне, Евгении(1810 — 1867), Прасковье(1811 — ?).

Сергей Дмитриевич Золотарёв (1810- ?) и Павел Дмитриевич Золотарёв (1808- ?) — новые хозяева фабрики перевозят ее в с. Алексеевка (ныне пгт Золотарёвка), где она находится и поныне. В 1868 золотаревскую фабрику приобрел фабрикант С.А. Казеев.

Золотарева Евгения
Золотарева Евгения

Евгения Дмитриевна Золотарёва(1810 — 1867). Двоюродная сестра химика Н. Н. Бекетова и ботаника А. Н. Бекетова, дальняя родственница А. А. Блока. Упоминается в письмах П. А. Вяземского в 1833-1836 гг.

«Виновницей тоски, мечтаний, вдохновений и поэтических волнений» стала она для поэта Дениса Давыдова. Двадцатилетняя Евгения произвела на Дениса Васильевича сильное впечатление. Она окончила пензенский женский пансион, много читала, увлекалась музыкой, была мечтательной натурой. Девушка была окружена поклонниками, но не жаловала местных молодых людей, находя их мелкими, пустыми, неинтересными молодыми стариками. И вот она встретила сорокадевятилетнего поэта, интересного, живого, остроумного, с молодой душой. Денис Давыдов, человек глубокой и чистой души, цельного характера, понравился девушке. На правах общего знакомого поэт-партизан стал встречаться с Евгенией. Всё больше и больше притягивала его к себе эта лучезарная девушка. И Денис Васильевич на практике убедился в справедливости пушкинского афоризма: любви все возрасты покорны. Однажды на балу, глядя на вальсирующую Евгению, Денис Давыдов написал «Вальс». Посылая стихотворение Вяземскому, который незадолго до этого был в Пензе и встречался с Евгенией Золотаревой, поэт-партизан писал: «По стихам этим ты подумаешь, что я смертельно влюблён, и хорошо сделаешь».Золотаревы

Кипит поток в дубраве шумной
И мчится скачущей волной,
И катит в ярости безумной
Песок и камень вековой.
Но, покорён красой невольно,
Колышет ласково поток,
Слетевший с берега на волны
Весенний розовый листок.
Так бурей вальса не сокрыта,
Так от толпы отличена,
Летит воздушна и стройна
Моя любовь, моя харита,
Виновница тоски моей,
Моих мечтаний, вдохновений,
И поэтических волнений,
И поэтических страстей!

Постепенно чувство к Евгении захватило Дениса Васильевича настолько, что он уже не представлял жизни без неё. Стихи, посвященные ей, свободно льются из-под его пера одно за другим. Всего поэт посвятил Евгении Золотаревой 19 прекрасных стихотворений. Но Евгения Золотарева и Денис Васильевич понимали, что их любовь обречена, у неё нет будущего. Евгении тоже приходилось нелегко. В её семье, видя, что роман заходит слишком далеко, потребовали, чтобы она оставила Давыдова. Родственники были озабочены: Евгения, богатая невеста, разогнала всех своих женихов. Время идёт, надо думать о будущем. Она и сама понимала это. К тому же к ней посватался пензенский помещик Василий Осипович Мацнев. Родственники советовали Евгении принять сватавшегося к ней уже пятый раз отставного драгунского офицера и соблюсти приличия и условности жизни. Соискатель на руку Евгении Дмитриевны был богат и знатен, принадлежал к древнему благородному роду, а потому был внесён в шестую часть дворянской родословной книги, владел землями и крепостными душами в Пензенской и Орловской губерниях. Как и другие обожатели прекрасной Эжени, он был старше её на 20 с лишним лет, повидал жизнь и людей, участвовал в войне с Наполеоном и был ранен. 46-летний пензенский помещик был хорошо образован, в его послужном списке отмечалось знание немецкого, французского языков и точных наук.

И умная провинциальная барышня, знавшая наизусть «Евгения Онегина», чем в своё время восхитила пушкинских друзей-поэтов, грезившая в мечтах о романтическом герое, поступила в традиции русского романа, отказавшись от желаемого, но невозможного и приняв должное.Золотаревы

Печально и обречённо звучало прощальное письмо Дениса Давыдова к своей возлюбленной: «Все кончено для меня, нет настоящего, нет будущего! Мне осталось только прошлое, и всё оно заключается в этих письмах, которые я Вам писал в течение двух с половиной лет счастья».

Вместе с Золотарёвой поэзия навсегда ушла из его жизни. До самой смерти Денис Давыдов не напишет больше ни единой поэтической строки. Вся любовь, вдохновение, поэзия остались в краю очарования.

Пензенская Муза поселилась в глухом наровчатовском селе Рузвель, став примерной хозяйкой, супругой и матерью. Евгения Дмитриевна пережила и мужа, и обессмертившего её поэта. В семье благоговейно берегли 57 пылких, умных, восторженных писем, обращенных к молодой Эжени, и стихи, ставшие украшением русской поэзии.

«Центральные библиотеки субъектов Российской Федерации»

Евгения Дмитриевна Золотарёва приходится двоюродной сестрой Андрею Николаевичу Бекетову – деду Александра Александровича Блока. Таким образом, она – двоюродная бабушка А.А.Блока.

Прасковья Дмитриевна Золотарёва, бывшая на год моложе сестры, хотя и походила на нее некоторыми чертами лица, однако во всем остальном представляла ее полную противоположность. Она тоже окончила пансион, но полученное образование не оставило на ней никакого следа. Толстенькая, пухленькая, краснощекая Полина не утеряла детской наивности, могла без устали хохотать и веселиться и ничем серьезным себя не утруждала.

Евгения осталась без матери двенадцати лет. Отцу было давно за пятьдесят, он с двумя женатыми сыновьями, Сергеем и Павлом, жил постоянно в своей Золотаревке, под Пензой, где построил довольно большую по тем временам суконную фабрику.

Евгению и Полину взяла старшая их сестра Анна Дмитриевна, бывшая замужем за скромным и тихим отставным поручиком Спицыным. Анна Дмитриевна своих детей не имела и всей душой отдалась заботам о любимых без памяти сестренках. Дом Спицыных в Пензе стал их родным домом. Девочек баловали, одевали, как куколок и присматривали за ними без строгости.

Когда они окончили пансион и заневестились, отец выделил им по шестьдесят тысяч рублей. Девушки, получив возможность жить самостоятельно и беспечно, стали блистать в пензенском обществе(Задонский — Последние годы Дениса Давыдова).Золотаревы

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сайт разработан студией: ETS-ART