Казариновы

0
(0)

Казариновы — русские дворянские роды. Фёдор Казаринов был рындой в походе 1559 года, Афанасий Казаринов — дворянин посольства в Голландию (1631 год). Этот род Казариновых внесён в VI и III части родословной книги Московской, Костромской и Тверской губерний.

Вторые — Казариновы дворяне с XVI века. В 1531 — 1532 годах был постельничьим Михаил Казарин — сын Алексея Васильевича Буруна — одного из сыновей Василия Глебовича Сорокоумова. Фамилия Козарин — Казарин и Бурун от тюркских прозвищ Козаре — хазары с суффиксом ов, превращённые в Казаринова. Фамилия Бурун может быть от тюркского прозвища Бурун «нос». В XVIII — XIX веках помещики в Чистопольском уезде Казанской губернии.

Остальные роды Казариновых, всего десять, более позднего происхождения.

Среди Казариновых, имеющих отношение к Саратовской земле, наиболее известны:

Яков Васильевич Казаринов(1716- ). Сын Василия Григорьевича (пожалован в дьяки в 1714), внук Григория Фёдоровича (послуживец князя Юрия Ивановича Ромодановского). Надворный советник. В 1796 подал прошение о внесении его и детей умершего сына Александра в родословную книгу. Московское дворянское депутатское собрание в несло его родом в 6 часть. Имел двух сыновей — Александр 1739-1784, статский советник и кавалер, Петр 1745-1829, надворный советник.

Яков Александрович Казаринов(1778-1834) — внук предыдущего, действительный статский советник. Хвалынский и кузнецкий помещик. Жена Сарочинская Евдокия Степановна(1786-1845).

В октябре 1752 года прибыл в Саратов на должность коменданта и «главного командира» соляного комиссариатства полковник Иван Алексеевич Казаринов. Полковник Казаринов приехал в Саратов с женой и детьми на четырех ямских поводах, «в малом капитале». Расположился он с семьей в доме поручика Артамона Лукича Шахматова. Этот дом находился на старинном дворовом месте Шахматовых рядом с Крестовоздвиженским монастырем. Казаринов сначала снимал эту усадьбу у Шахматовых, а затем приобрел её.

Через, неполных, два года, в августе 1754 года в канцелярию Правительствующего Сената были поданы доношения на имя императрицы Елизаветы Петровны с жалобами на саратовского воеводу полковника И.А. Казаринова. Они дают, конечно, не всеобъемлющее, но довольно разностороннее и колоритное представление о деятельности саратовской администрации середины XVIII века.

Сам воевода Казаринов жил в Саратове, как говорится, на широкую ногу. На принадлежащей городу земле он завел два хутора. Один находился по Московской дороге в семи верстах от города, где воевода имел яблоневый сад; другой был расположен в двух верстах от города по Царицынской дороге при Дресвянских озерах (на месте современного городского парка).

Наконец, документы характеризуют обхождение Казаринова с подвластным населением и подрядчиками. По словам доносителей, действовал воевода методами запугивания и вымогательства. Побои, Разъезжал Казаринов по городу в коляске с казачком, специально одетым в «гайдуцкое платье, при сабле». Зимой воевода носил «на лисьем меху немецкую шубу», крытую сукном оливкового цвета и обложенную золотым позументом, были у него «сапоги красные турецкие, подбитые бурметем дикого цвету».

наказания плетьми, «скверно-матерная брань» в адрес «саратовских граждан, живущих в городе, а особливо в округе, в хуторах, привели в великую робость и страх». Отдаленность Саратова от «вышних правительств» создавала атмосферу безысходности и безнаказанности. Лихоимство воеводы, судя по доношениям, не имело пределов. Он брал взятки осетрами, сукном, лошадьми, сеном и, конечно, деньгами: «До взяток жаден, чтоб ни одна копейка его рук миновать не могла». Деньги брал с просителей наедине, без свидетелей. Особенно большие злоупотребления допускались при заключении подрядов на перевозку соли. Зависимых от него людей Казаринов употреблял «в партикулярные услуги» «яко невольников, паче крепостных людей». Нарисованная в жалобах картина весьма правдоподобна в своей обыденности, но за ее полную объективность, конечно, поручиться нельзя: доносители могли сгущать краски.

Казаринову заранее оказалось известно содержание сенатского указа о комиссии, и он провел предварительную работу с возможными свидетелями. Все они — саратовские жители и «хохлы-атаманы» — отказались подтвердить жалобы. Донос купца Свинухина был признан «затейным» и ложным. Доносчиков приговорили высечь кнутом, а купца Свинухина после наказания сослать на жительство в Оренбург.

В доношении Свинухина упоминается сын воеводы подпоручик Дмитрий Казаринов, шестнадцати лет от роду, определенный отцом в комиссары «к приему и раздаче за поставочную соль денежной казны».

Секунд-майор Дмитрий Иванович Казаринов, спустя несколько лет, женился Евдокии Фёдоровне Глядковой. Этот союз положил начало одному из крупнейших помещичьих землевладений на территории современного Татищевского района. Авдотья Фёдоровна Казаринова была наследницей земель вокруг села Глядковка, основанной в 1750 году её дядей Михаилом Петровичем Глядковым. Прикупив ещё по соседству несколько участков, она объединила в своих руках земли будущих колхозов им. Дзержинского, 23 партсъезда, 24 партсъезда и половины колхоза им. Крупской.

В 1800 году Авдотье Фёдоровне Казариновой были возвращены земли, отрезанные от принадлежащих ей села Троицкое, Глядковка тож и деревень Федоровка, и Ивановка в 1765 году под поселение иностранцев, но иностранцами незаселенные. Из этих документов видно, что данные деревни были заселены до 1765 года.

Деревня Фёдоровка возможно получила название (по традиции того времени) от имени сына Авдотьи Фёдоровны — Фёдора Дмитриевича Казаринова, который был её первым помещиком.

Кроме сына Фёдора у Дмитрия Ивановича и Евдокии Фёдоровны был сын Сергей, о других детях данных нет.

Глядковка долгое время была центром Казаринских владений, поэтому, именно Казариновы, указаны строителями глядковской каменной церкви. О времени строительства каменной церкви в селе Глядковка есть две немного отличающиеся друг от друга версии:

1) Архив Саратовской Духовной Консистории. О построении церквей: год постройки 1803, Каменной Троицкой, с приделом Тихвинской иконы Божьей Матери и св. Николая Чудотворца в селе Глядковке, Троицкое тож, Саратовской округи, вместо ветхой, деревянной, выстроенной в 1762 году. Закладка произведена 5 июля 1801 года Введенским (г. Саратова) иереем Михаилом Вязовским.

Строитель — местный помещик майор Федор Дмитриев Казаринов.

2) Церковь каменная построена в 1804г. Тщанием помещицы Евдокии Казариновой. Престолов два, главный во имя Святой Живоначальной Троицы, в пределе – во имя Тихвинской иконы Божьей Матери .

В начале XIX века Евдокия Фёдоровна строит усадьбу в деревне Ивановка. Большеивановский парк — один из многих хорошо сохранившихся приусадебных парков начала XIX века. Он представляет собой часть бывшего усадебного комплекса имения Казариновой, которая построила здесь дом, сохранившийся до настоящего времени, насадила фруктовый сад около дубовой рощи. Таким образом, парк представляет собой часть старой рощи, возраст которой около 2-х веков. Сохранилось больше 10 дубов — исполинов (высотой 20 м, дм. ствола до 85 см).

Казариновы были людьми богатыми, держали по почтовым трактам от Саратова пятнадцать станций. Одна из них возникла около 1802 года, когда Евдокия Фёдоровна Казаринова поставила на правом берегу речки Сокурки постоялые дворы (здесь проходила большая почтовая московская дорога). Назывались они по планам и картам «Сокурским умётом», позже «Казариновым умётом» (Умётом в старину называли хутора и постоялые дворы на больших почтовых дорогах). В 1806 году,  жена Фёдора Дмитриевича Казаринова Наталья Михайловна, урождённая Шевырёва, выселила из села Полчаниновка Петровского уезда принадлежавшие ей 10 семейств в Казариновский умёт. Сели выходцы ниже этих дворов (за нынешним кладбищем) по берегу Сокурки, в один порядок, лицом к бараку. Возможно, от них и пошло название нового села Полчаниновка, потому, что фактов владения этим селом Полчаниновых — нет.

В 1831 году в Полчаниновке была построена церковь каменная с такою же колокольнею тщанием помещицы Натальи Михайловны Казариновой. Престол один во имя Святой Троицы.

В Полчаниновке долгое время не было господского дома, но зато разводился фруктовый сад, а между ним и большим прудом была поставлена оранжерея. На горе же к широкому долу, под названием

«Спорный», стояла ковровая фабрика. Ф.Д. Казаринов в последние годы жизни лишился рассудка, жена его, Наталья Михайловна, заправляла всем хозяйством. «…Была барыня важная, водила хлеб-соль с губернаторами и властями». У нее был сын Дмитрий и три дочери, одна из которых вышла замуж за Василия Петровича Протопопова. Василий Петрович Протопопов, получивший имение за женой, захотел тут, против церкви, построить дом, — рассказывает А.Н. Минх, — поэтому приказал срыть гору, выровнять место и завалить барак. Мужики говорят, что это была чисто египетская работа: около пяти лет три барщины — Ивановская, Федоровская и Полчаниновская, как только наступало свободное от полевых работ время, рыли эту гору.

Чтобы не расходоваться и не возить кирпич издалека, Протопопов пожертвовал ковровой фабрикой и оранжереей — их разобрали.

В 1853 году господский дом с мезонином и великолепным подвалом, рассчитанным на хранение яблок из огромного барского сада, был окончен. Но Протопопов прожил в построенном с таким трудом доме совсем мало. После его смерти Полчаниновка досталась одной из дочерей — Серафиме, вышедшей замуж за штабс-капитана Константина Григорьевич Семенова. Уничтожение крепостного права сделало страшный переворот в помещичьем хозяйстве. Не подготовившись к тому, что лишаются бесплатных рабочих рук, не имея запаса денег, некоторые хозяева не могли выдержать, и поэтому много земель переходило в другие руки, преимущественно к купцам. Так случилось и с Полчаниновкой: в 1867 году она была продана купцу А.М. Свиридову, а осенью 1873 года ее приобрел известный саратовский краевед, историк, этнограф Александр Николаевич Минх, который в то время служил мировым посредником в Аткарском уезде Саратовской губернии. Александр Николаевич владел усадьбой 23 года, дольше всех ее бывших и последующих владельцев.

После смерти Евдокии Фёдоровны Казариновой земли её были разделены между её наследниками, а потом между наследниками наследников. В результате не просто в каждой из её деревень появился новый хозяин – их стало в каждой деревне несколько, а самих Казариновых к 1861 году не осталось совсем.

В разные годы, через вышедших замуж девиц Казариновых, большое имение, в качестве приданного, было поделено между представителями различных дворянских родов.

Елизавета Сергеевна Казаринова (внучка Евдокии Фёдоровны) вышла замуж за Владимира (Вольдемара-Августа-Фридриха) Фёдоровича Зеге-фон-Лауренберг(13.03.1820 — 24.12.1901) — из дворян Лифляндской губернии. Она владела наделами в 407,17 десятин земли (отошедшими 2-му Обществу крестьян деревни Ивановки) и в 182,05 десятины (отошедшими 1-му Обществу крестьян деревни Ивановки).

Её сестра Мария Сергеевна Казаринова, жена Святослава Святославовича Скибиневского. Владела участком земли (наделом), общей площадью 566,62 десятин, отошедшим 3-му Обществу крестьян деревни Федоровки (информация принята по выкупному договору 1863 года). Владела по 10 ревизии в д.Федоровка крестьянами м.п. — 138 . Достались ей от родной тётки Евдокии Фёдоровны Розинг , урождённой Казариновой. (ГАСО Ф.22.О.1.Д.2319, 2605).

Варвара Дмитриевна Казаринова – внучка Фёдора Дмитриевича Казаринова, основателя Фёдоровки, вышла замуж за Петра Валентиновича Городецкого (р.1806) — из дворян Симбирской губернии. Они имели свою частью Ивановки и Фёдоровки, их дочь Нина, была замужем за  Гудчайлд Иваном Фомичом(1803 — 1870), англичанином, принявший российское подданство 28.10.1817 г. – им перешла часть Ивановки. Сыну Варвары Дмитриевны –  ГородецкомуАлександру Петровичу досталась Фёдоровская часть имения.

Елизавета Сергеевна Казаринова в замужестве Зеге фон Лауэнберг , владела по 10 ревизии в д.Ивановка крестьянами м.п. — 102 и дворовых м.п. — 11 . Достались ей от родной тётки Евдокии Фёдоровны Розинг . (ГАСО Ф.22. О.1. Д.2513) .

Казариновы были людьми богатыми, держали по почтовым трактам от Саратова пятнадцать станций и владели большим количеством имений в Саратовской губернии. «Полчаниновка же была основным, однако господского дома в ней при помещице не было, зато разводился фруктовый сад, а между ним и большим прудом поставлена оранжерея». «На горе же к Спорному стояла ковровая фабрика». Ф.Д. Казаринов в последние годы жизни лишился рассудка, жена его, Наталья Михайловна, заправляла всем хозяйством. «…Была барыня важная, водила хлеб-соль с губернаторами и властями». У нее был сын и три дочери, одна из которых вышла замуж за Василия Петровича Протопопова, который и решил строить усадьбу в Полчаниновке.

? Фёдоровна Казаринова — вышла за муж за Василия Петровича Протопопова ( — 1857) — губернского секретаря, владела имениями в деревне Ивановка Ключи тож, Саратовского уезда, перешедшей по наследству к её дочери Серафиме Васильевне, жене штабс -капитана Константина Григорьевича Семёнова .(ГАСО ф.22.О.1.Д.2601) и в с.Полчаниновке перешедшей по наследству к её дочери Софье Васильевне, жене Абакумова Фёдора Ивановича — (1825-?), полковника артиллерии, саратовского мирового судьи, председателе аткарской земской управы.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сайт разработан студией: ETS-ART